суббота, 30 августа 2014 г.

"люди мира"


  1. Мне не понятен патриотический сентимент. Я не способен любить страну, ведь это всё равно, что любить договор об аренде или билет в кинотеатр. Я могу скучать по друзьям или вспоминать какое-нибудь приятное событие, которое приключилось со мной в определённом месте, но страна – это нечто пустое и неодушевленное. Слово “Украина”, в этом смысле, означает для меня хорошо знакомую территорию, с которой у меня связано много воспоминаний, и на которой проживают люди, к которым я неравнодушен. Но я четко понимаю разницу между людьми и страной. Это не абстрактные люди, не какое-то культурное “мы”. Это конкретные саши и маши, с которыми меня связывает личное знакомство и пережитые чувства.

    Классных всегда меньше, чем хуёвых, и в страну их не слепишь. Они рассеяны повсюду. Я не понимаю как можно принадлежать какой-то нации, считать себя украинцем и поздравлять с Днём Независимости “нас”. С какой стати? И кто эти “мы”? Абонемент в одном спорт-зале не делает из нас нации. Мы просто пользуемся одним сервисом. Это пользование не обязывает нас сюсюкаться друг с другом.

    Любой, кто станет утверждать, что близость возможна без личного контакта, на основании одного лишь паспорта, происхождения и языка – лицемер и лжец. Ни место рождения, ни язык не гарантирует, что перед тобой интересный собеседник, что вы, говоря на одном языке, найдете общий язык.

    Я не чувствую близости к национальному флагу – для меня это просто цветной кусок ткани, единственная функция которой разделять людей на "своих" и "чужих". Язык для меня – только медиа, обретенное в результате обстоятельств, которые я не выбирал. Чем владею, тем и пользуюсь, в той мере, и тогда, когда это нужно. Чем больше знаешь языков, тем лучше. В конце концов, любой язык существует не для того, чтобы спускать в штаны при виде герба, но чтобы коммуницировать с другими людьми. А уж откуда они – не важно. Абы интересные.

    Я не мыслю национальными категориями, и потому не могу рассуждать шовинистскими иерархиями, мол, русские хуже украинцев, а американцы лучше и тех и других. Славянские культурные модели менее развиты, чем англо-саксонские, это да, но "более развитые" не значит "достаточно развитые" и разница – только в культурах. Люди же как существа везде с одинаковой анатомией, у всех красная кровь бежит по венам, у всех две ноги, две руки. Везде люди могут любить, умеют ненавидеть, способны развиваться, и хотят одного – эмпатии. От нации это не зависит. Скажу более, люди, с которыми действительно интересно, чаще всего оказываются теми, кто “вопреки своей культуре”, а не “благодаря”. Те, кто больше, чем их национальная культура, и есть, собственно, люди, субъекты, индивидуальности.

    Оказываясь в международной компании, я с большей легкостью нахожу общий язык с “чужаками”, чем со “своими”, которые тут же погружают тебя в “родину” и норовят образовать этот блядский национальный клуб по обмену барахлом, которое они притащили за собой через океан. Здесь, в Нью-Йорке, я могу дружить с людьми из России или Украины, но я не могу дружить с русскими и украинцами. Разница между ними – это разница между жителями космополиса и жителями гетто. Вроде Брайтон Бич. Или Чайнатауна. Или любой другой наци-клоаки.

    Я люблю личность, и ненавижу диаспору, все эти ущербные сходки тоскующих вышиванок и кокошников, все эти проходы с флагом по Бруклинскому Мосту и гневные митинги сытых иммигрантов под русским посольством. Самый лучший борщ в Нью-Йорке готовят польские бизнесмены, худший – одесситы. Я, впрочем, надеюсь дожить до того дня, когда борщ научатся готовить китайцы. Чтобы борщ, наконец-то, стал тем же, чем стала пицца и паста – одним из блюд мировой кухни в мегаполисе. Без ебучей вышиванки над кастрюлей.

    Если в будущем останутся страны, то это будут не государства, но скорее корпоративные территории, организованные не вокруг “общей истории” и “нашей культуры”, но банального контракта. Человеку должно быть по хуй как называется страна. Вопрос только в том, является ли конкретное социальное образование эффективной средой для твоей личностной реализации. Нет? Ищи другую корпорацию, подписывай другой контракт. И никаких соплей. Все как с выбором обуви – бери ту, которая тебе подходит. В противном случае получается как с жизнью в Украине – кругом говно, всё ссыт тебе в лицо, а ты это ещё и люби. За что?! С какой стати? Я людей люблю. А страна – пусть распадается. Не жалко. Всё как с забегаловками. Одна закрылась, другая открылась.

    Короче говоря, друзья, единственный праздник, который я готов отмечать – это День независимости человека
  2. .
    1. Решил уехать куда нибудь на неделю или две.. Просто невозможно находится в этой стране . Достало все , народонаселение самоотверженно бросающее своих детей и братьев в огонь разгорающейся войны, охреневшие в корень правители , с каждой минутой теряющие связь с реальностью. Нельзя все время жить в атмосфере тотальной ненависти всех ко всем. Хочу в маленькую уютную страну. Хочу видеть мирных улыбающихся людей.. Не хватает атмосферы доброты и нормальности.. Спокойствия не хватает , как воздуха астматику. Подальше от России , не читать интернет.. Не смотреть TV ( впрочем я держусь, не включаю уже 3 месяца.. Тишины хочу, тишины!

воскресенье, 24 августа 2014 г.

"Зде лежащие".



 Храм в Николо-Урюпино. Под высокой лиственницей - несколько сохранившихся могил и надгробий.




  Надгоробие над могилой А.М. Хитрово - праправнука Кутузова.

Могила Е.Н.Страхова - художника, работавшего в храме в середине 19 века.

"Существенные изменения в облике церкви произошли в 1840 году, когда на ее западном фасаде возвели новую каменную колокольню. Тогда же изменились и интерьеры. Большое участие в работах по переделке и переписке главного иконостаса принимал крепостной художник Голицына Е.Н. Страхов, которого князь Голицын обучал художественному мастерству во Франции, он похоронен на кладбище около Никольской церкви"
.http://www.nikolo-urupino.ru/ru/lm/history/Galistsyn/









воскресенье, 10 августа 2014 г.

Судиславль. Спасо-Преображенский собор.

Судиславль - городок в 50-ти км от Костромы.
 Главная его достопримечательность - Преображенская церковь с высокой колокольней. Стоит она на Соборной горе.
В ХI веке на этой горе князь Судислав Владимирович построил деревянный Кремль. 

 За стенами Кремля были непроходимые болота. 


По дороге из Костромы городок открывается с высокой точки - ещё выше, чем Соборная гора.




 
Рекламно-политический плакат на въезде а город. На фото - возможный новый хозяин Судиславля.
 А в далеком прошлом (1572г.) царь Иван Грозный завещал город сыну Фёдору. Это так, к слову.


 Дорога к храму оказалась старинной брусчаткой.

 Надвратная икона Спасителя смотрит на приехавших  из окна.



Первый взгляд  внутри церковной ограды - конечно, на великолепную колокольню. 


Потом  уже на детали - доска церковных объявлений с годом постройки церкви - 1758.



Памятник архитектуры. Охраняется государством.

Мы зашли в открытый храм. Никого нет. Снимать не стали. Неловко как-то было.
Внутри просто потрясающе: три придела, все иконостасы родные, не новоделы. Много икон, одетых в посеребренные оклады. На полу - чугунная узорчатая плитка. Всё нетронутое. И никого...
Собрались уже выходить, но открылась дьяконская дверь и вышел священник. Пожилой, в белой рубахе. Очень доброжелательный, лицо светится радостью. Сказал, что отслужил Литургию и собирался уже уходить, но задержался.
Рассказал, что после революции храм закрыли, "но поруган он не был".

Вспомнила Китеж, который ушел под воду от поругания. А этот - забрался на гору и спасся)


Вышли мы радостные. И в храме хорошо, и вокруг храма красота!


 В окошке Святых ворот изнутри - Богородица.


Спустились в городок. А взгляд всё время возвращался туда, на Соборную гору. 
(Чуть не написала "на гору Фавор")

2 августа 2014 года.