суббота, 16 ноября 2013 г.

Натурщики МХУ – отдельная тема. Многие из них были будто созданы для своей работы. Валя – настоящая муза художников! Простая женщина, а чувствовала и поддерживала творческий кураж. И характером лёгкая и тело «ренуаровское». У всех она в постановках хорошо получалась – все получали хорошие оценки.

пятница, 15 ноября 2013 г.

«ЖИВОПИСЬ - ЭТО МУЗЫКА!»


 Памяти  училища памяти 1905 года))
Поставил Сергей Демьяныч Дараган натюрморт. Для акварели очень подходящий: глубоко-зелёная бутылка, а вокруг – предметы, символизирующие закуску – пластмассовые огурчики-помидорчики из натюрмортного фонда (как же звали маленькую женщину с усами, которая их выдавала?)
Натюрморт был смачный, но поставлен  в неурочное время – назавтра начинались длинные праздники,  ноябрьские, может быть.
Уже со второго часа занятий студенты начали томиться и глядеть на постановку совсем не как на объект для пластического осмысления.
Алик Миниович и Дима Збарский шептались, то и дело бросая на натюрморт алчущие взоры.
Праздничное настроение крепчало…
Нашему Демьянычу, как на грех,  в тот день надо было уйти  с занятий пораньше.

Прошли праздничные дни…
Открыв живописную мастерскую, Сергей Демьяныч не сразу переступил через порог… Натюрморт  фантастически преобразился!
Вместо трепетной, хоть и пластмассовой, картины застолья, на подиуме теснилась бурная барочная композиция из множества бутылок, снейдерсовских  лимонных корок  и заскорузлого  хлеба а-ля Петров-Водкин.
И вне всякой композиции, колорита, стиля и содержания! Это было дерзкое попрание эстетики!
Наш педагог обиделся и ушёл. Но ненадолго. Он был добрый, зла не помнящий (старик?). Сколько  же ему было лет тогда? Ведь на 9 мая он приходил с военными наградами на пиджаке. Лет 60?
Мы быстро исправили ситуацию. Зелёная бутылка была освобождена,  потревоженная драпировка оправлена («…Тоо не трааава была помята – помята девичьяаа краса»)
Когда Сергей Демьяныч вернулся, в аудитории была увлеченная тишина – только беличьи кисточки колотились о стенки банок с водой.
Он растрогался, всё простил, глаза его заблестели, щёки порозовели. И произнёс свою коронную фразу, которую мы слышали  всегда, когда он был нами доволен: «Живопись – это музыка!».

воскресенье, 3 ноября 2013 г.

"Большой наряд" царя.


Эмаль - один из любимых художественных материалов Руси XVII века и последнего византийского по облику русского царя – Алексея Михайловича.  Его сын Петр I  уже «прорубал окно»  в Европу…

 «Ожерелье, сиречь Святыя Бармы, яже на плещу свою возлагаше».
    
В 60-е годы XVII века  царь Алексей Михайлович заказывает себе в Стамбуле (Константинополе) так называемый «Большой царский наряд» -  бармы в комплект к державе и скипетру его отца,  Михаила Федоровича.
 Объяснение этому есть – после падения Византии главы Балканских государств обращались к Алексею Михайловичу с просьбами  объединить под своим началом православные страны.  Царь изучал обряд вступления на престол византийских царей. 
 Бармы, кроме золота и каменьев, украшены великолепными византийскими вставками из горячей эмали. Сюжеты – «Богоматерь на престоле», «Константин и Елена», «Царь Давид», «Святой Меркурий» и другие. Бармы были изготовлены в 1662 году.


В древних описях царской Большой казны святые бармы названы диадимами. 
"Диадима греческого дела" состоит из семи золотых, украшенных финифтью, алмазами, яхонтами, сапфирами и изумрудами запон, нашитых на глазет.




 Передняя, круглая запона изображает венчаемую Пресвятую Богородицу с Младенцем Иисусом на руках, у коего на лоне отверстое Евангелие. По ободу запоны 16 алмазов, вокруг 8 отдельных запон с изображением солнца и луны, херувимов и серафимов.







Четыре промежуточные меньшего размера запоны украшены каждая 34 алмазами и 16 яхонтами, они изображают: 1) сотворение мира; в числе животных гриф и единорог; 2) псалмопение царя Давида; вокруг него лики с трубами, бубнами, гуслями, литаврами и струнными инструментами со смычком и без смычка; 3) царей, апостолов и проповедников; 4) церковь и нисходящего Св. Духа на священнодействующего.






Правая боковая большая запона изображает обретение креста царем Константином и матерью его Еленой, имеет греческую надпись и украшена 
синим яхонтом и 7 изумрудами большими, 48 алмазами и 88 яхонтами.
Левая большая запона, украшенная таким же числом драгоценных камней, изображает чудо, совершенное св. Меркурием над Иулианом. (сюжет расположен на предыдущем рисунке и без драгоценных камней). Надпись на греческом языке.







Вот как описана диадима в описи Большой казны (1642)
Описание длинное, но привожу его полностью за красоту старого русского языка:

«Диадима большая, низана жемчюгом по таусинному отласу с каменьи и с дробницами золотыми; в ней каменья три изумруда больших в гнездах золотых; запона в ней яхонт лазорев большой, да алмаз большой, а около каменья искорки алмазные, да яхонтовые червчаты с жемчюшки, да запона с алмазы большими и мелкими. Запона, в ней камень лал большой, около лала искорки алмазные и яхонтовые червчаты. Запона большая, в ней пять алмазов. Две запоны одним делом, в них лалы большие, около искорки алмазны и яхонтовые червчаты, и изумрудные и жемчюшки; одна цела, другая попорчена, нет одново зерна. Две запонки, в них по алмазу да по четыре яхонтика червчатых да по четыре зерна гурмицких. Запонка, в ней алмазцы середние и мелкие; пять запонок одним делом с финифти, в них по яхонтику червчатому да по четыре жемчюшка.Восемь дробниц киотцами золоты, на них чеканные святые наведены финифты и в том числе у одной дробницы около Спасова образа по краю искорки алмазные, а у Богородицы и у Предтечи искорки яхонтовые червчаты; а у пяти дробниц по краю искорки яхонтовые червчаты да изумрудные через камень, а в венцах искорки алмазные у всех; да у Спасова образа и у Пресвятые и у Предтечи по подольником искорки алмазные; да у Спасова ж образа в гривны место три искорки алмазные; да у Богородицы вместо звезд три искорки алмазные, у Архангелов по перфирам искорки: у Михаила яхонтовые червчаты, а у Гавриила изумрудные; да девять дробниц золотых круглых, на них чеканные Святые и Херувимы наведены финифтом разными цветы, и в том числе около пяти дробниц по краю искорки изумрудные, а около четырех искорки яхонтовые червлены; а в венцах у всех алмазы. В середине промеж дробниц и в гнездех восемь алмазцев, да в гнездех же двадцать один камень изумрудных, да семнадцать лалов в гнездех, да шесть каменей яхонтов лазоревых в гнездех; а около дробниц и запон обнизано жемчюгом гурмицким большим и середним и мелким; а окола жемчюгу обшивано конителью. У диадимы же по краю кайма прорезная с финифты, на ней каменья в гнездех двенадцать яхонтов лазоревых, двенадцать лалов, двенадцать изумрудов да промеж их семьдесят два зерна гурмицких на спнех, а около диадимы подле каймы по обе стороны две веревочки жемчюга — зерна гурмицкие большие, а около воротника — кайма прорезная с финифты, на ней в гнездех шесть каменей алмазных да шесть каменей яхонтов червчатых да двенадцать зерен гурмицких на спнех, а около каймы обнизано с обе стороны зерны гурмицкими невеликими. Подложена отласом червленым; да у диадимы ж пять крюков золоты да двадцать пять колечек и петель, и снурочик шолк бел с наконечником золотым».






Кремлевская эмаль XVII века. 

Заказывая регалии в Стамбуле, Алексей Михайлович заботился  о налаживании и в Кремле художественных мастерских.  О важности развития ювелирно-эмальерных мастерских в Кремле говорит тот факт, что царь сам контролировал профессиональный уровень мастеров и их изделий. Мастерам были созданы самые лучшие условия труда, в результате чего сложная техника эмалирования достигла  высочайшего уровня. Мастерские выпускали церковную утварь, оклады на иконы, регалии,  украшения и многое другое.
XVII век считается временем расцвета эмальерного искусства. Любовь к эмали вызвана тем, что эмаль с её богатейшей палитрой неувядаемых красок была удивительно созвучна с эстетическими воззрениями  этого времени, стремлению к узорочью, полихромии, торжественности.
В музеях Московского Кремля есть много произведений эмальерного искусства, выполненных по заказу царского и патриаршего дворов.


Об эмали второй половины XVII века в музеях Кремля здесь:









Петр I - юный и взрослый.